«Королева»: «Оскар» для ее величества

Деликатный и почтительный взгляд в замочную скважину

«Подвинься, капустка», – буркает принц Филипп и укладывается на супружеское ложе рядом с ее величеством Елизаветой II. В течение нескольких дней после гибели принцессы Дианы камера не оставляет ее величество в покое с собой даже в спальне. А критики дружно отмечают смелое новаторство – раньше интимные портреты монархов в период смутного времени не создавались при жизни царствующих особ.

После сообщения о смерти Дианы нарастает противостояние между демонстративно игнорирующей новость королевской семьей и горько рыдающей нацией. Заголовки газет, клеймящие королеву позором за молчание, становятся все более злобными. Каждый четвертый британец – по результатам опросов – сомневается в целесообразности существования монархии. Принц Чарльз (Алекс Дженнингз) в приступе паранойи ожидает покушения на свою жизнь. Совсем недавно занявший пост премьер-министра Тони Блэр (Чарли Шин) набирает политические очки с помощью вовремя произнесенной речи о «народной принцессе» и пытается исправить положение, в которое поставила себя «кучка паразитов» (по выражению радикально настроенной миссис Блэр)…

- Частный самолет? Но ведь это именно то излишество, за которое нас всегда критикуют (королева – только что услышавшему о гибели Дианы и готовому вылететь в Париж принцу Чарльзу).

Зато в самом фильме, как в наряде истинной леди, нет никаких излишеств. Режиссер Стивен Фрирз («Опасные связи») снял строгое, жестко упорядоченное кино, больше похожее на классическую театральную постановку. Чуть ли не в каждой реплике, каждом жесте и эпизоде можно искать подтекст и метафору. Цветами от соболезнующих завалены все подходы к Букингемскому дворцу – и караул не может смениться. Читай: вековые традиции нарушены беспрецедентным событием. А самая прозрачная и сентиментальная метафора, это, разумеется, охота на оленя, которая должна развлечь юных принцев, только что потерявших мать. Очень похоже на охоту папарацци за Дианой…

- Вам уже показали, как начать ядерную войну? (королева – явившемуся на первую аудиенцию Тони Блэру).

Хелен Миррен с ювелирной тонкостью играет эмоции женщины, никогда не показывающей свои чувства. От нее невозможно отвести взгляд. Более того, в присутствии – на экране – ее величества как-то неловко есть поп-корн. Кажется, уже только за это можно давать «Оскара» и «Золотой глобус», которые получила исполнительница роли Елизаветы. Впрочем, потрясающая работа буквально всех актеров, занятых в «Королеве» – это отдельное удовольствие для зрителя.

В драматичной «Королеве» хватает и воистину британского юмора. А самое удивительное заключается в том, что беспристрастный, классический стиль повествования, который выбрали создатели «Королевы», позволяет увидеть в ней все, что угодно. Вплоть до абсурдной комедии от начала и практически до конца.

Ритуалы, протоколы (кстати, это весьма познавательный фильм) и само существование королевского семейства выглядят изысканным безумием. Пока разгораются страсти вокруг еще не похороненной принцессы, Виндзоры, сохраняя невозмутимость, загружаются в «джип» и отправляются на охоту: Елизавета II, повязав «колхозный» платочек и водрузив на переносицу учительские очки, Чарльз, нарядившись в килт, гольфы и рубашку с галстуком. «Но ведь это сценарий моих похорон!» – огорчается королева-мать, услышав предложения по организации погребения Дианы...

Если вначале фильм можно было принять за сатиру на дряхлеющую монархию, то к финалу он выруливает «вправо», – в политическом смысле слова. Мораль: быть королевой – тяжелая и неблагодарная работа, гораздо труднее, чем блистать и сиять, творя сиюминутное добро, как покойная Диана. Устои монархии остались непоколебимыми.


Елена Полякова, специально для НГС.РЕЛАКС

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?