«Я не думаю, что меня можно воспринимать в серьезном образе»

Интервью с самым узнаваемым радиоведущим Новосибирска

Вначале Сергей Катрич обсуждал душераздирающие истории из личной жизни радиослушателей в программе «Ночь откровений». Потом помогал радиослушателям обзавестись личной жизнью в программе «Шведский вариант». Теперь он перемывает косточки звездам в программе «Катрич@». А сам, как он утверждает в интервью НГС.РЕЛАКС, предпочитает канал «Культура». Кстати, к господину Катричу корреспондента НГС.РЕЛАКС вначале не хотел пропускать охранник, объясняя, что слишком велика вероятность того, что разыскивающая Сергея девушка окажется страстной поклонницей, изобретательно прикинувшейся журналисткой.

Вначале Сергей Катрич обсуждал душераздирающие истории из личной жизни радиослушателей в программе «Ночь откровений». Потом помогал радиослушателям обзавестись личной жизнью в программе «Шведский вариант». Теперь он перемывает косточки звездам в программе «Катрич@». А сам, как он
утверждает в интервью НГС.РЕЛАКС, предпочитает канал «Культура». Кстати, к господину Катричу корреспондента НГС.РЕЛАКС вначале не хотел пропускать охранник, объясняя, что слишком велика вероятность того, что разыскивающая Сергея девушка окажется страстной поклонницей, изобретательно прикинувшейся журналисткой.


Знаете, у меня сложилось впечатление, что чуть ли не про каждую персону, добившуюся известности в Новосибирске, говорят: «Как? Он еще здесь?» Вы никогда не думали о переезде в Москву?

Было дело, нет возврата… Когда я, проработав год на радио, получил премию «Афина Паллада» как открытие года, – мне предложили трудоустройство на одной московской радиостанции. Предложили не только мне, но и Оксане Голоте, которая сейчас в Германии. Потом оказалось, что в течение трех месяцев я буду получать заработную плату в триста долларов, а снять квартиру тогда стоило двести. Меня это не устроило. К сожалению, мне уже не семнадцать. Было бы семнадцать – я бы поехал. Почему бы не попробовать? А когда тебе за тридцать, кому-то доказывать, что ты не верблюд и нарабатывать все заново – у меня на это уже сил нет.

Вы ощущаете себя заложником сложившегося образа? Если вдруг, например, захочется вести серьезную передачу, прилизанную и «в галстуке»…

Безусловно, но это уже моя проблема. Это как Верка Сердючка, которая съела господина Андрея Данилко. Я не думаю, что меня можно воспринимать в серьезном образе. И поэтому, когда, например, для корпоратива нужен образ «не порно, но задорно», – тогда приглашают Сергея Катрича. А как журналиста, допустим, на встречу администрации с мэрией города, меня естественно не пошлют, потому что это будет выглядеть смешно.

Неужели так хочется на встречу с администрацией?

Честно говоря, нет. Я очень далек от политики и серьезных вещей. В нашей жизни и так слишком много серьезности, чтобы еще работать в этой стезе.

Ну, а такая несерьезная вещь, как мода, например, интересует?

Я жутко люблю хохоряшки! Всякие там бусики-браслеты… Замечаете, да? Раньше наряжался – как принцесса, серьезно. С возрастом это бывает уже пореже. Становится понятно, что вещи должны быть качественные, дорогие, но их должно быть немного. Мы не девушки, у которых две проблемы: нечего надеть и некуда складывать.

Вы сознательно корректировали манеру говорить или она была изначально?

В жизни я чуть-чуть другой. Но эти хабальство и манерность, – они изначально были мне присущи, потому что в детстве я был в театральной студии, и как-то это наработалось... И что было приятно – наш учредитель увидел меня таким, какой я есть, и специально предложил мне проект «Ночь откровений». Потому что мой голос людям проще слушать ночью – выпустите меня в дневной эфир, и будет: «боже мой, что это?» Моя стезя – позднее время.

Давайте поподробнее про детство и театральную студию…

Я из Якутии, сюда приехал только в 1992 году. И в детстве мама, спасибо ей, вначале занималась моими физическими данными. А потом, поняв, что от спорта я бесконечно далек, решила вытащить из меня творческую нотку. Вначале она отдала меня на балет. Слава богу, я сломал ногу. Потом я немного занимался фортепиано, но мы переехали, а инструмент тогда невозможно было перевезти. Я снова жутко обрадовался. А вот занятия в театральной студии меня привлекли. К сожалению, мне все время доставались роли отрицательных героев, предателей… Может быть, поэтому я и вырос таким нехорошим человеком?

Какое у Вас образование?

Я закончил – и, слава богу, потому что уж очень долго я заканчивал, – наш торговый. Я – экономист-управленец. На то время в торговом была очень сильная студенческая жизнь… И я на протяжении трех лет не слазил со сцены, играя в КВН. Но приходилось работать – и с четвертого курса я ушел. И уже потом доучился.

До радио «Юнитон» Вы работали на телевидении…

На телевидении я работал давно, лет тринадцать назад, – в детской программе «Компот» на десятом канале. Работал я там где-то два года, потом, слава тебе господи, повзрослел, и началось радиовещание. И ту самую известность я получил уже здесь и довольно быстро.

А поклонники Сергея Катрича – они какие?

Бывают и безумства и приятные моменты. Когда человек на охране оставит подарочек в виде того же плюшевого мишки – это приятно, это ненавязчиво и на душе становится легче от того, что хоть кому-то ты нравишься. А вот безумства… Представь, что на протяжении девяти лет тебя преследует дама, которая старше тебя и ее поведение неадекватно, она узнает, где ты живешь, стоит у тебя на лестничной площадке… Вот это просто страшно.

И никак нельзя защитить свою приватность?

Я узнавал, звонил в милицию … Меня спросили: «К тебе прикоснулись? Тебя ударили?» Даже если тебя оскорбляют, ты не можешь это доказать. Печально, что у нас нет никакого закона на этот счет, потому что у каждого человека должно быть нейтральное пространство. А у нас человек может идти за тобой хоть целые сутки, преследовать, стоять у тебя в подъезде. Телефонные звонки по закону никаким образом не преследуются – я был вынужден отключать и мобильный и домашний телефон.

Ваши предыдущие программы – «Ночь откровений» и «Шведский вариант» – были посвящены проблемам в личной жизни простых мальчиков и девочек. Новая программа – «Катрич@» - про жизнь звезд. Почему такая динамика? Предыдущая идея себя исчерпала или вокруг просто стало слишком много реалити-шоу, слишком много «простых людей»?

Все намного проще – проблема во мне. После десяти лет работы и общения с радиослушателями я устал. Я не буду говорить, что таковы все, но… дегенераты в нашем городе встречаются. И иногда мне казалось, что еще чуть-чуть – и я просто начну кричать, грубить и нецензурно выражаться.

И еще – у меня в жизни прошла та стадия, когда зарабатываешь известность. Уже хочется подумать и о личной жизни. Известность – по молодости это приятно, когда тебя узнают. И, то, что тебя узнают, – это очень хорошая сторона медали, потому что к тебе относятся более лояльно. Вызываешь, например, такси – и машина придет в выходной день не через сорок минут, а через пятнадцать. Потом ты к этому узнаванию привыкаешь. Потом этого просто не замечаешь. И мне захотелось заниматься собой, любимым, подумать о личном… А если ты работаешь по ночам – это жутко проблематично.

Идея «Катрич@» очень проста – мы берем сплетни из желтой прессы, я дозваниваюсь до звезды, тупо ей декламирую то, что написано, – они хихикают, реагируют по-разному. И в итоге говорят, правда это или нет. Это интереснее и для меня легче.

Что касается реалити-шоу, то все, что сейчас творится, вызывает у меня легкую шокировку. Так получилось, я вынужден по некоторым причинам иногда смотреть «Блондинку в шоколаде» госпожи Ксении Собчак. Реалити-шоу с очень большими рейтингами. Но меня начинает колотить. Потому что я думал, что время, когда со сцены говорили слово «унитаз» и все смеялись – это время прошло. Оказалось, нет. Молодежи и определенному контингенту это интересно смотреть, и, к сожалению, некоторые на это равняются. А я лучше посмотрю канал «Культура».

Вы светский человек? Типичное состояние для Вас – в клубе с коктейлем или дома перед телевизором?

Сейчас – скорее домашний. Иногда пролистываешь журналы, где идет светская хроника. Сейчас моя фотография – это редкость, раньше было по-другому. Сейчас мне хочется залечь перед телевизором, задрать ноги, намазать их каким-то расслабляющим кремом, налить себе апперитивчика, посмотреть какой-нибудь фильм, полистать какое-нибудь чтиво…


Елена Полякова, специально для НГС.РЕЛАКС

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?