Четырнадцатый воин

Режиссер «Техасской резни бензопилой» снял фильм «Следопыт» о норманнской резне мечом и секирой

К фильмам второго эшелона я отношусь вполне лояльно: от них ничего особенного не ждешь, и поэтому они редко разочаровывают. «Следопыт» – это фильм для тех, кто не плевался после «Тринадцатого воина» с Антонио Бандерасом, «Хроник Риддика» с Вином Дизелем или «Короля Артура» с Кирой Найтли. Или плевался, но смотрел. С ведром попкорна, стаканом газировки или бутылкой пива смотрел, не чувствуя, что своим поведением он оскорбляет шедевр мирового кинематографа. Для тех же, кто влюблен в тему и не мыслит себя без чемпиона советского проката – «Викингов» с Керком Дугласом и Тони Кертисом, «Следопыт» станет ударом ножом в сердце. Или секирой по голове.

Под калибр подобраны и актеры. Ведущий – Карл Урбан (Призрак) – отметился в тех же «Хрониках Риддика», а до этого водил в атаку кавалерию псевдовикингов из Рохана в Хельмовом ущелье и на Пеленнорских полях во «Властелине колец». Двоих оставшихся сложно не только вспомнить, но и узнать в образах страшно жестоких викингов Гуннара и Ульфара. Это Глэнси Браун (сержант-инструктор из «Звездного десанта» Пола Верховена) и Ральф Меллер (белый товарищ по оружию Рассела Кроу в «Гладиаторе»).

Главный герой – скандинавский мальчик, которого воспитали индейцы, – буквально первый иммигрант на Североамериканском континенте. И, конечно, для американского зрителя тема двойной лояльности очень интересна. В борьбе крови и земли безоговорочно, без терзаний и излишней станиславщины, в американском Сусанине побеждает земля. Кажется, вот-вот заиграет «Америка! Америка!».

Глядя на видеоряд «Следопыта», проще перечислить, кто не повлиял на молодого режиссера Маркуса Ниспела. В фильме очень мало слов, поэтому те, что герои все-таки произносят, звучат особенно пафосно. Индейцы говорят по-английски, а викинги – по-скандинавски. Привет Мелу Гибсону! А глядя на сцену на льду североамериканского озера, наверняка слегка улыбнулся бы сам Сергей Эйзенштейн.

Режиссер постоянно извиняется перед зрителем. Называя все это легендой, он словно отпинывается: «не лезьте ко мне со своей исторической достоверностью». И времени-то он много занимать не хочет – всего 102 минуты, и пейзажные вклейки-то у него смешные: вот камера летит над горой, а вот над той же горой, но только в обратную сторону.

Исторической достоверности в фильме действительно как не бывало. Будучи римейком норвежского Ofelas (Следопыт), вышедшего на экраны в 1987 году и получившего премию американской киноакадемии, нынешний «Следопыт» переносит действие в Северную Америку, где викинги, пристав к берегу и напялив на себя смешные доспехи в духе железок из «Кин-Дза-Дзы», не спрашивая ни роду, ни племени, режут всех налево и направо. Образ норманнов действительно словно вынут из древних сказок запуганных ими народов, преувеличен до неузнаваемости. Словно режиссер схватил курсором эту картинку в графическом редакторе за верхний угол и растянул настолько, насколько хватило коврика у мышки.

Викинги действительно были «не подарком» раннего средневекового мира. «Пассионарии», - говорит Гумилев. «Звери», - не соглашаются герои фильма. Еще в XIX веке было доподлинно известно, что после колонизации Исландии и Гренландии викинги посещали Северную Америку (в сагах она называется Хеллуланд, Маркланд, Винланд). Лейф Счастливый пристал к этим берегам всего с 35 смельчаками и перезимовал в районе нынешнего Бостона. Следующая экспедиция Торвальда Эйриксона – 30 человек на два года. Торвальд и вступил впервые в бой с туземцами, в котором был смертельно ранен стрелой и упокоился в Америке (кстати, он уже был христианином).

Лично я в образовательных целях заставил бы съемочную группу «Следопыта» посмотреть «Волкодава», и наоборот. Чтобы русские поняли, что даже на абсолютно плоском и предсказуемом сюжете можно снять «не лубок», а американцы посмотрели на батальные сцены (по сравнению с их творчеством мелькание конечностей в «Волкодаве» – это просто Сергей Бондарчук) и постыдились местами своих спецэффектов.

Всегда интересно смотреть фильм, снятый американцами, по сути, для американцев. Не оставляет чувство превосходства своей истории над их (вспомните «Патриот» того же Мела Гибсона). И, наблюдая за тем, как злые дядьки за 500 лет до Колумба кроваво нарушили идиллию едва оперившихся североамериканских Покахонтас, полезно думать о том, что точно такие же «звери» основали за 100 лет до этого государство, в котором мы сегодня живем. И в них тоже победу над кровью одержала земля, которой они взамен дали свое имя.


Константин Пономарев, специально для НГС.РЕЛАКС


читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?