«Волкодав»: злая пародия на фэнтези

Широко разрекламированный фильм по бестселлеру Семеновой привел поклонников жанра в ужас

«Волкодав» - экранизация одноименного романа Марии Семеновой. С литературным первоисточником «Волкодав» имеет мало общего. Завязка одна и та же (последний воин из истребленного рода Серых Псов мстит за погибших родичей и нанимается телохранителем к преследуемой загадочными убийцами дочери местного вождя). Но дальше сюжеты расходятся в разные стороны, и к финалу они уже не имеют ничего общего. Само по себе это вовсе не свидетельствует против экранизации. То, что поклонники Марии Семеновой в ужасе, тоже не является показателем.

В конце концов, фанатам экранизации почти никогда не нравятся. Особенно это относится к фанатам фэнтези. Их можно понять. У них и так есть сложившаяся картина вымышленного писателем мира – персональная, яркая, нарисованная в собственной голове с любовью и до мельчайших подробностей. А тут приходит чужой дядька-режиссер и настойчиво тычет в глаза свой вариант, созданный не по любви, а по коммерческому расчету, совершенно «не тот и не такой, как надо»…

По количеству язвительных рецензий и разочарованно-возмущенных отзывов от зрителей – и «фанатов» и «профанов» - «Волкодав», наверное, может сравниться только с «Меченосцем». Особенно сильно досталось главному противнику Волкодава Жадобе. В книге Жадоба – вполне третьестепенный персонаж, в фильме – воплощение вселенского зла. Только ленивый не отметил несколько комичное сходство Жадобы одновременно с Дартом Вейдером из «Звездных войн» и назгулом из «Властелина колец». Остается только добавить, что Жадоба еще и разговаривает голосом солиста школьного ансамбля, играющего heavy metal, и это, скорее, смешно, чем страшно.

Еще один откровенно смешной момент – встреча кнесинки Елень и ее свиты с диким племенем харюков (во главе с превратившейся на пять минут в сказочное чудище Ниной Усатовой). На фоне общего пафоса и невыносимой серьезности «Волкодава» эпизод с жирными и глупыми, на сто процентов комедийными харюками выглядит смелой и злой пародией на фэнтези, а само его появление в фильме смахивает на откровенный саботаж.

Оксана Акиньшина, почему-то переозвученная чужим голосом, играет кнесинку Елень, которую – в течение большей части фильма – везут к жениху для заключения брака огромной политической важности. В очередной раз можно убедиться, что Акиньшина – это настоящее чудо. Вроде бы ничего особенного девушка не делает, но неизменно выглядит естественной, живой и убедительной, оправдывая своим существованием каждый кадр, в котором появляется. И на этом – плюс красивые пейзажи - достоинства «Волкодава» практически заканчиваются.

Постановщики батальных сцен легко отделались от знатоков оружия и единоборств, которые любят искать ляпы в экранных поединках. В «Волкодаве» схватки в основном состоят из нарезки крупных планов: острие меча – напряженное выражение на лице героя – рука на эфесе меча… Короче, «вот моя рука, вот его рука, вот моя нога, вот его нога…» Какие уж тут ляпы – неясно даже, кто с кем дерется.

Большинство героев не успевают обзавестись хотя бы самым примитивным характером и совершенно непонятно, зачем сценаристу потребовалось нагружать фильм лишними подробностями, раздавая им имена. Все равно почти все – кроме самого Волкодава, кнесинки и еще пары персонажей – выступают в основном в качестве вешалок для «фэнтезийных» костюмов.

Ругать спецэффекты всегда как-то некрасиво – это все равно, что критиковать женщину за то, что она недостаточно дорого одета. На что денег хватило, то и сняли; разумеется, это не «Властелин колец». Бородатые мужики, старательно делая испуганные лица, бегают по колено в жидком азоте, как поп-певцы конца 1980-х, Волкодав тычет космическим светящимся мечом в хаотичный набор пикселей, изображающий богиню смерти Морану…

Это все частности, придирки, если хотите. Главная претензия к «Волкодаву» - в нем нет ощущения загадочного иного мира, в котором действуют совершенно другие, не те, что у нас, законы природы. Мифические, магические – как угодно. Собственно ради погружения в этот мир и читается фэнтези. А пачки фан-фиков о том, что происходит в тех уголках, в которые автор не заглянул, подтверждают, что мир «запустился» и живет сам по себе и читатели в него верят. Художественные достоинства романа Марии Семеновой – это отдельная тема, но, надо признать, что у нее задача создания персональной вселенной решена.

В фильме «Волкодав» параллельных миров как-то не наблюдается. Надо сказать, что ощущение их присутствия – вещь субъективная и недоказуемая. Ни бюджетами, ни качеством спецэффектов оно не измеряется. Оно как любовь – либо есть, либо нет. И в «Волкодаве» собственной, головокружительно затягивающей в себя вселенной не получилось. Нарисованное на компьютере Зло и Добро с накладными волосами, бисер, кожа, резное оружие, Нелетучий Мыш, привезённый из Камбоджи, – никак не хотят складываться в единое целое, оставаясь кучей декораций и реквизита.


Елена Полякова, специально для НГС.РЕЛАКС

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?