Silenzium: сексуальные чертовки (видео)

Девушка, которая сбежала из оркестра, чтобы в чулках и кожаном корсете играть на виолончели «Металлику» и «Раммштайн», сняла со своими подругами новый клип о запретной любви

Затянутые в тугие корсеты девушки из новосибирской группы Silenzium, играющие струнный glam rock, на прошлой неделе выпустили свой третий видеоклип. На этот раз девушки из «Силенциум» не стали, как обычно, эпатировать публику агрессивной сексапильностью, как они делают уже 12 лет, — трогательное видео «Northern Lights» снято на Алтае по мотивам легенды о любви Катуни и пастуха. НГС.АФИША воспользовалась случаем, чтобы рассказать о сибирской «Апокалиптике» в юбках и кожаных корсетах.

«Northern Lights» не похож на халтурные видеоклипы, которые снимают местные музыканты (кроме Silenzium достойным качеством видео из местных могут похвастаться разве что «Рви Меха Оркестр», «Платья за 130» или «Шарлотта Рококо»). В его основе — алтайская легенда: красавица Катунь, дочь могущественного хана Алтая, влюбилась в простого пастуха Бия и отвергала многочисленных поклонников одного за другим, а когда отец решил выдать ее замуж насильно — сбежала и обратилась рекой, а пастух — стремительным потоком: обнявшись, они стали рекой Обью. Этот сюжет оказался самым недорогим для воплощения алтайским мифом, но эффектным — благодаря в том числе умелым съемкам с квадрокоптера (заслуга режиссера и оператора Андрея Береснева). Кроме заснеженных алтайских гор в клипе «Nothern Light» появляется и юрта в Заельцовском парке.



Инструментальная эклектика придает звучанию мистичность: помимо своих скрипок и виолончели в записи использовали инструменты Северной Азии — игиль и хомус, — а также горловое пение. Нежный голос Катуни принадлежит скрипачке Елизавете Крыловой, сыгравшей в клипе главную роль.

Деньги на съемки собирали на краудфандинговой площадке Boomstarter — 46 человек перечислили 49 500 руб. С некоторыми спонсорами девушки уже договорились рассчитаться ужином в домашней обстановке — с борщом, приготовленным самими участницами группы. Так же девушки собрали деньги на другие видеоклипы. Первым была выпущенная в 2013 году «Мурка». «Это стеб над ее любителями. Классические музыканты любителей "Мурки" терпеть не могут, и мы тоже», — поясняет фронтвумен Наталья Григорьева. В клипе девушки действительно расквитались с мужчинами с бандитской внешностью и предрасположенностью к «Мурке».



Второй клип группы — «The Battle Goes On» 2015 года — смелая интерпретация советской песни со знаменитыми строчками «И Ленин — такой молодой! И юный Октябрь впереди!», написанной Добронравовым и Пахмутовой в 1974 году. По сюжету девушки в мини-юбках заходят в музей СССР пофотографироваться в эротичных позах, а в итоге так проникаются Советским Союзом, что уже через мгновение заплетают волосы в хвосты, надевают гольфы и исполняют «И вновь продолжается бой» на фоне центрового новосибирского Ленина. «СССР — потому что я очень люблю эту тему, сама за КПРФ», — заключила Наталья.



За активную эксплуатацию главных русских эротических фантазий и частую смену состава новосибирские рокеры давно окрестили Silenzium местной «ВИА Грой» от струнного метала. Константа в группе одна — это основательница Silenzium Наталья Григорьева, в 2002 году с отличием окончившая Новосибирскую консерваторию по классу виолончели. По словам Натальи, она проработала в оркестре 8 лет и вскоре поняла, что не сможет до пенсии играть одни и те же пьесы: «[Надо было] не вякать и смотреть овечьими глазами в глаза дирижеру, вне зависимости от его компетенции. Внутренняя агония безысходности кричала мне: "Надо что-то делать!"».

Ее единомышленники — уставшие от однообразия академической музыки оркестранты Сергей Индан, Павел Крупа и Михаил Бугаев — загорелись идеей и стали исполнять Metallica и Rammstein. «Мне как инициатору всей этой затеи пришлось срочно осваивать искусство аранжировки, учиться снимать на слух рок и перекладывать это на струнный квартет. Это был первый вызов, и достаточно трудный», — вспоминает Наталья Григорьева. С 2004 по 2006 год группа накапливала репертуар, потом начались первые концерты.


В 2008-м Silenzium записала первый альбом «Storm» — теперь их в дискографии группы уже четыре. Первый альбом собран из рок-обработок классики — Баха, Грига, Вивальди и т.д., второй — из аранжированных Linkin Park, Deep Purple, Korn, в третьем к року и классике добавляется этника, а четвертый посвящен самой тяжелой музыке.

Вскоре состав пришлось существенно сократить, поскольку группа решила сделать ставку на самоокупаемость. «Парней пришлось заменить на красивых девушек, ибо иначе было не выжить, — и взять курс на обслуживание корпоративов», — объяснила лидер группы.

Состав Silenzium меняли 4 раза. Последний, в который вошли скрипачки Илария Калмазан и Елизавета Крылова, работает с 2012 года. Сейчас они заканчивают консерваторию. По словам Иларии, чтобы попасть в группу, помимо артистичности и таланта нужно было иметь «симпатичный вид». Сначала девушки ходили вместе на pole dance, сейчас каждая занимается спортом и сидит на диете.

Прежние скрипачки Анастасия Кречетова и Юлия Макарова, долгие годы служившие Silenzium, сделали свою группу Ultra, практически аналогичную по стилю игры, аранжировкам и даже костюмам. «Каждый со своими тараканами в голове, а тем более если группа еще и известная, то, возможно, эти тараканы еще больше усугубляются деньгами и звездной болезнью», — вспоминает бывших коллег Наталья, но в кулуарах поговаривают: дело было, напротив, в сумасшедшей требовательности виолончелистки и ее стремлении контролировать все — от денег до веса участниц. Сейчас, правда, ни та, ни другая сторона не говорит открыто о причинах разлада. Кроме Ultra за пределами Новосибирска есть и другие струнные девичьи рок-группы — например украинская Symfomania, тоже состоящая из красавиц в кожаных корсетах.


«Никаких других доходов, кроме как доходов с выступлений, мы не имеем, поэтому и шьем костюмы, и покупаем всю необходимую аппаратуру на эти заработанные деньги», — отметила Наталья, отказавшись назвать, сколько участницы зарабатывают в месяц. По информации из прайса группы, «базовый» тариф, т.е. 1-2 выхода в формате шоу либо встреча гостей обойдется в 11 тыс. руб. Для Томска, Кемерово и Барнаула гастроли Silenzium обойдутся в 25–27 тыс. руб., для Омска — до 33 тыс. руб. За границу девушки практически не ездят — разве что в Казахстан.

За макияж, одежду и аранжировки группу на новосибирских рок-форумах обзывают «сельпо». Девушки твердят, что их критика не задевает, а наоборот: «Значит, обращают внимание».


Но и сама группа признает, что ее подстерегает «опасность тотальной деградации» из-за потребностей рынка. «Важно только, чтобы мотивчик был узнаваем, а платьице соблазнительно», — заключила Наталья Григорьева. Некоторые критики настроены скептично: не всегда классическую музыку обязательно затягивать в корсет, чтобы продать. Возможно, они правы: на тот же апрельский Транссибирский арт-фестиваль под руководством новосибирского скрипача Вадима Репина уже почти не достать билетов — хотя там будут сидеть на стульях музыканты, одетые в строгие костюмы. Но, если откровенно, будет ли на них так же интересно смотреть 2 часа неподготовленному слушателю — уже не факт.


Мария Морсина
Фото предоставлены группой Silenzium
Видео youtube.com, канал string trio SILENZIUM

читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?