Безумный блинщик

Владелец самых дорогих ресторанов в городе открыл кофейню с огромными катушками ниток вместо столов, скандальным современным искусством и латте «с семками»

На весь Новосибирск есть только один действительно известный широким массам ресторатор — Денис Иванов. Мы решили устранить это досадное недоразумение — тем более что для этого как раз представился случай. Владелец элитных «Фенимора Купера» и Puppen Haus Владимир Бурковский открыл кафе «Креп де кофе» — заведение, куда может позволить себе прийти даже самый обычный офисный клерк. Чем не повод познакомиться с творчеством этого замечательного человека поближе.

Как и большинство рестораторов, Владимир Бурковский изначально занимался вещами более серьезными, но, видимо, не такими увлекательными — что-то там связанное со строительством. Жил он тогда в городе Томске, где открыл два ресторана («Вечный зов» и «Славянский базар»), по тем временам считавшихся едва ли не лучшими в Сибири. Бурковский даже примеривался со своим «Зовом» к Новосибирску, но тут какие-то лихие люди организовали на Гусинобродском шоссе харчевню (иначе не скажешь) с таким же названием, а томскому ресторатору намекнули, что лучше бы ему не иметь к ним никаких претензий, а то мало ли чего.

Возможно, эти обстоятельства и натолкнули Бурковского на мысль сделать первый новосибирский проект в стиле Дикого Запада.

Ковбои, индейцы, все вооружены и опасны и все куда-то скачут. При этом, по сути, «Фенимор Купер» — это весьма консервативное место, куда ходят люди, ценящие постоянство, солидные во всех смыслах. Потому что человек несолидный вряд ли сможет выложить 2–3 тыс. руб. за ужин без излишеств. Главный упор здесь сделан на мясо (от стейка до шашлыка), хотя можно заказать и какой-нибудь строганины.

Однако даже самые отчаянные головорезы с Дикого Запада когда-то обрастали недвижимостью, семьями и начинали строить поместья. А поскольку в живых в ходе суровой конкурентной борьбы оставались только личности неординарные, то и к этому новому для себя делу подходили необычно. Следующий ресторан Бурковского — Puppen Haus (нем. — кукольный домик) — мог построить только человек отчаянный, если не сказать сильнее. Все два с половиной этажа (и еще маленькая будочка сверху) этого дома Бурковский превратил в какой-то оживший сон. Все эти бесчисленные утюги, мясорубки, солдатики и, конечно, куклы, которые занимают не только полки, но и пространство между этажами, и заставляют человека с достаточно развитым воображением самому почувствовать себя куклой — так и ждешь, что сейчас стена откроется и огромная рука внесет сюда еще одного обитателя. А то и вынесет вон. И все это в сопровождении кухни, сделанной так, чтобы приехавший в Европу новосибирец мог с достоинством сказать в каком-нибудь мишленовском ресторане, что, дескать, у нас самих есть не хуже. Потому что едва ли где-то еще в Новосибирске так колдуют с подачей. Именно здесь, кстати, можно найти какую-нибудь дорогущую экзотику (для Новосибирска) вроде омаров.

Новый проект ресторатора — кофейня «Креп де кофе» — на этом фоне кажется чем-то совершенно новым, но это только на первый взгляд. По сути, это точно такая же игра, просто на другую, соответствующую времени тему. А именно — в хипстеров.

И не надо говорить, что мода на них прошла. Это она где-то там прошла, а у нас еще только идет. Хипстеры по-новосибирски — это такие люди, которые отчаянно хотят, чтобы то, что они делают, было для души и делало Новосибирск смутно напоминающим какой-нибудь Берлин или Лондон (слово уже вроде бы избитое, но нового для этих людей так и не придумали). Применительно к общепиту это означает, как правило, то, что в помещении не делается никакого ремонта — просто наводится порядок после демонтажа всей той буржуазной шелухи, которая там была раньше. К голому бетонному потолку крепятся какие-нибудь висюльки, на ободранные кирпичные стены наносятся глубокомысленные принты, а в качестве аксессуаров используется какой-нибудь винтаж.

В «Креп де кофе» все это собрано в какой-то даже немного гротескной форме. Тут вам и барная стойка из фанеры и арматуры, и рисунки под Бэнкси (самый знаменитый в мире уличный художник), и стол из деревянного барабана из-под кабеля (который изображает катушку ниток), а в довершение всего 50 (!) швейных машинок, занимающих одну из стен.

Под стать концепции и еда. Хипстер не может просто так сделать сэндвич, он обязательно засунет туда какой-нибудь хитрым способом карамелизованный лук, особым образом копченый тофу, на худой конец — органическую петрушку со своего огорода. Вот и в «Креп де кофе» тоже креативят вовсю, сооружая из блинов то бургеры, то сморреброды (скандинавский бутерброд), то штрудели. Единственное более или менее традиционное блюдо здесь — это бретонские гречневые блины, которые для местной публики и без того чудны, поэтому их решили оставить как есть. Правда, как это бывает у людей, свободных от предрассудков, креатив порой несколько опережает здравый смысл. Ржаные блины с ростбифом — на вид просто загляденье, но даже вилкой и ножом есть их неудобно, постольку накрошенная под ростбифом китайская капуста сыпется на стол. Креп-бургер в руки вообще лучше не брать сразу, поскольку блин — это вам не булка, они вообще-то гнутся и ничего внутри не держат. Зато смотрится все красиво и задорно — хоть сейчас в инстаграм. Кофейные напитки тут под стать блинам. В раф кладут то листья лапсанга, то вообще подсолнечник, то есть, будем говорить прямо — семки.

Правда, все вкусно — тут уж ничего не скажешь. Ну и цены не выше, чем в любой кофейне (самое дорогое блюдо стоит 240 руб.).

В не склонном особо к безумствам новосибирском ресторанном бизнесе Владимир Бурковский, без сомнения, самый главный фантазер и выдумщик. Но если раньше, чтобы познакомиться с его выдумками и фантазиями, нужно было потратить хотя бы пару тысяч рублей, то теперь легко можно уложиться и в 400.


Стас Соколов
Фото автора (1–8)

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?