«Эскадрилья “Лафайет”»: в бой идет одна молодежь

Антология американской авиации – от штурвала до борделя

Кинокомиксы о супергероях, кинороманы о разведчиках, кинофильмы о том, как бравые американские парни спасают Европу от немцев в обе мировые войны – «Эскадрилья “Лафайет”» продолжает славные традиции Голливуда, все проявления которых можно объединить одним термином: American way of war. В принципе, не так важен исторический ландшафт или личность супостата: фильм, основанный на реальных событиях Первой мировой войны, местами выглядит ничуть не реальнее любого комикса или обычной компьютерной «леталки». Думается, что очередной «товар» продюсера Дэна Дэвлина займет достойное место в ряду «Патриотов», «Дней независимости» и прочих «Годзилл».

Отечественный зритель, воспитанный на десятках своих фильмов о войне и щепетильно отбирающий в личные коллекции лучшие произведения мирового кинематографа, легко найдет в новом американском кино о мальчиках за штурвалом бипланов (оригинальное название «Flyboys») знакомые черты. Корреспондент НГС.РЕЛАКС, например, счел, что в лице «Эскадрильи “Лафайет”» он посмотрел посредственный римейк одновременно «9 роты» и легендарного советского «В бой идут одни старики».

Уже начало фильма – короткий дайджест историй, приведших молодых американцев в добровольческое подразделение (в 1916 году США еще не вступили в войну) – убивает всякую надежду на нечто особенное.

Пресловутая политкорректность заставила сценариста зачислить в боевое звено эскадрильи бывшего боксера-негра с говорящей фамилией Скиннер. В «Лафайет» действительно служили чернокожие, но работали они либо в обслуге, либо летали в отдельных звеньях. Конечно, ни о какой политкорректности в начале ХХ века и речи не было: за подвиги «цветные» получали не награды, а бутылки виски.

Кроме тренировок и боев, делать в расположении части пилотам в новеньких голубых французских мундирах абсолютно нечего. Не тратя время, они вслед за «старослужащими» отправляются в местный бордель. Здесь и начинается love story главного героя Блэйна Ролингса – лубочного ковбоя из Техаса, без которой, разумеется, любая историческая драма скучна.

Любовная линия находит неожиданное продолжение, когда главный герой, нецелевым образом используя вверенный ему «кукурузник», крадет из-под носа у наступающих немцев сначала племянников своей Джульетты, а потом и ее саму. Наказание за грубейшее нарушение устава будет абсурдным – те, кто участвовал в битвах в небе Первой мировой, стойко закрепили за собой звание последних в истории рыцарей.

На аэродроме желторотых встречает Рид Кэссиди – местный «маэстро» с забрызганным маслом лицом. У него в багаже полный набор: и личная вендетта за погибших друзей, и отрешенный взгляд, и странная дружба с талисманом эскадрильи – здоровым львом по кличке Виски. И, конечно же, он – первый, кто обещает молодежи, что их могилки обязательно украсят живописные французские равнины.

Местами фильм откровенно смешон: проявление демократии в отдельно взятой эскадрилье напоминает любую из сотен американских комедий о суровой жизни в колледже. А одно из ключевых боевых заданий эскадрильи имени французского маркиза, воевавшего за независимость США в XVIII веке, похоже на финальную стадию из игры на приставке «Дэнди»: в большой дирижабль нужно попасть много-много раз, чтобы отвести смертельную угрозу от столицы Франции.

Обладая гораздо большей харизмой, чем тот же Федор Бондарчук, Жан Рено играет здесь вовсе не сурового, а даже чуть сентиментального наставника американского «летающего цирка». Примечательно, что новички с первого вечера сталкиваются в прославленной эскадрилье с элементами дедовщины: вход в офицерский клуб, как и «100 грамм», им заказаны до первого сбитого. Неуставные взаимоотношения преодолеваются на удивление легко – после первого вылета и первых потерь.

Противник «хороших парней» исключительно молчалив, и от этого, видимо, должен быть еще более ненавистен. Как немцам во время Великой Отечественной казалось, что все они поголовно дерутся с Покрышкиным и Кожедубом, так и американские летчики в фильме сражаются исключительно с красными трипланами «Фоккер». «Красный барон» Манфред фон Рихтгофен – такой же жупел истории американской боевой авиации, как собирательный образ советского пилота в Корее и во Вьетнаме. Самого Рихтгофена в фильме нет – абсолютное зло олицетворяет немец с неприятным лицом верхом на черном «Фоккере».

Фразы из фильма:

«Не привозите обратно патроны – у нас их миллионы. Стреляйте – пусть немцы везут их к себе домой».

«Какая прекрасная земля – неудивительно, что французы за нее сражаются!»


В заключение стоит сказать, что «Эскадрилья “Лафайет”» - фильм исключительно пафосный. До тошноты высокопарные речи пилотов и их руководства, сдобренные предсказуемой работой оператора: вот возлюбленная считает количество взлетевших самолетов, а вот – уже оценивает количество вернувшихся, после чего неминуемо грустнеет, - все это не добавляет хороших впечатлений. Кажется, что все диалоги и сюжетные линии просто излишни, и хочется временами нащупать джойстик, чтобы продлить вполне неплохие сцены воздушных боев. От компьютерного авиасимулятора больше и не требуется – не стоит ожидать слишком многого и от «Эскадрильи “Лафайет”».


Константин Пономарев, специально для НГС.РЕЛАКС


читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?