Хозяин «Трубы»

Интервью с арт-директором культового джаз-клуба господином Аншером

Джаз-клуб «Труба» существует уже три с половиной года. Пожалуй, «Труба» за это время стала местом, которое достаточно уверенно можно назвать «культовым». Живая музыка, одновременно и богемный, и уютно-домашний интерьер, который приводит любителей винтажа и советского ретро в состояние эстетического опьянения. Корреспондент НГС.РЕЛАКС выяснила у директора «Трубы» Алика Аншера, как и откуда в подвале на улице Фрунзе появились «старый хлам», джаз и сам Алик Аншер.

Джаз-клуб «Труба» существует уже три с половиной года. Пожалуй, «Труба» за это время стала местом, которое достаточно уверенно можно назвать «культовым». Живая музыка, одновременно и богемный, и уютно-домашний интерьер, который приводит любителей винтажа и советского ретро в состояние эстетического опьянения. Корреспондент НГС.РЕЛАКС выяснила у директора «Трубы» Алика Аншера о том, как и откуда в подвале на улице Фрунзе появились «старый хлам», джаз и сам Алик Аншер.

Сейчас «Труба» - это именно то, что замышлялось?

Нет, оно в процессе само выросло и теперь живет своей жизнью. Раньше я ревностно относился, например, к изменениям в составе гостей. Кто-то теряется, кто-то уходит. А теперь я понял, что это – естественный процесс. Это как ребенок. И вот я возвращаюсь откуда-то и вижу, что он… курит и пьет! Но ведь он уже вырос. Можно только сказать: «Вот это не пей, а вот это лучше не кури».

Первые несколько месяцев клуб был закрытым. Потом стали пускать всех. Теперь «Труба» настолько популярна, что, не заказав столик, можно и не сесть… А фейс-контроль существует? Можно так выглядеть и так себя вести, чтобы не пустили с порога?

Если поставить себе такую задачу – можно. Достаточно надеть спортивный костюм и напиться.

У меня первые ассоциации с «Трубой» времен ее становления – когда был закрытый, чуть ли не подпольный джазовый клуб для некой ограниченной тусовки…

Самогон?

Нет, ни в коем случае. Виски, Америка 1940-1950-х годов, битники, Джек Керуак… Нравится эта эстетика?

Я не воспринимаю «Трубу» как джаз-клуб буквально, в лоб. Почему изначально был заявлен именно джазовый клуб? Мы находимся в жилом доме, значит надо, чтобы музыка была интересная, но негромкая. Что это может быть? Я не люблю авторскую песню в смысле того, что звучит на радио «Шансон». Значит, остается джаз. У меня музыкальное образование – мне он близок. Естественно, мы часто отходим от заявленного формата вправо-влево, на одну трамвайную остановку. Но, тем не менее, мы придерживаемся принципа, чтобы музыка была профессиональная, качественная, интересная, без забивок, подложек и домашних заготовок. Твори здесь и сейчас.

А дизайн клуба тоже вырос естественно, сам собой? Вот эти столики, переделанные из практически антикварных машинок «Зингер», старые таблички с названиями улиц…

У нас не было дизайнера. Был я и компаньон, и мы все собирали под лозунгом «Куплю хлам». Собирали в основном в Барнауле, потому что город старше, и мне казалось, что там больше старины. Хотелось отойти от стандартных штампов, того, что везде. Открываешь каталог и видишь, что можно поставить в заведении за деньги. А здесь получаешь результат не за деньги, а за усердие. Сидишь на телефоне, ездишь по бабушкам и ищешь старину.
Наверное, это ностальгия по тому времени. Видите коврик (над покрытой одеялом железной кроватью больнично-детдомовского стиля в VIP-зоне «Трубы» висит потертый коврик с оленями на берегу горного озера – прим. автора)? Когда-то в детстве над кроваткой висели такие коврики, и мы смотрели и думали, как хорошо было бы жить в таком домике у озера. Прошло 20 лет, и теперь я понимаю, что это – Швейцарские Альпы, и ничего не изменилось – я по-прежнему хочу там жить.

Можно немножко рассказать о себе?

Еврей, родившийся на Украине, проживший почти всю жизнь в Петербурге. Получил музыкальное образование: музыкальная школа, училище, «конса». По классу «дирхор», дирижер хора. Через Москву приехал в Новосибирск. Видите, какой хороший ответ – кратко и качественно.

И как Новосибирск после Москвы и Питера? Просто обычно все едут в противоположную сторону…

Декабрист еще один нашелся… На самом деле, приехал потому, что здесь – мой друг и компаньон.

И компаньон далеко не так известен в городе, как Алик Аншер…

Просто он так захотел. А Новосибирск… Жалко, что наш город так обижен стариной, совсем нет истории. Зато люди хорошие. А в плане культуры – мы так далеко, что к нам мало кто приезжает. Это расстояние до цивилизации сильно притормаживает. Из тех, кто выступает в Москве до нас доезжает один процент. Слава богу, что есть такие люди, которые все-таки привозят к нам тех же Цезарию Эвору, Полунина, театр «Дерево»... Тем и живем.

Все знают, что многие звезды после концертов, например, в «Рок-Сити» заглядывают в «Трубу»…

У нас были «Текила-Джаз», «Ногу свело», Леша Кортнев и «Несчастный случай», «Хоронько-оркестр»… Ну, «Хоронько-оркестр» не заезжали после «Рок-Сити», они просто у нас выступали. Те же «5’Nizza», «Red Elvises»…

Когда «Несчастный случай» последний раз уезжал отсюда, барабанщик и басист задержались, потому что они сами изначально новосибирцы. Когда они уже должны были уезжать, я попрощался и со спокойной душой уехал в Томск. И тут они мне звонят, я спрашиваю: «Как долетели?», а они отвечают: «Мы остались». И барабанщик Паша Черемисин сказал: «Новосибирцам очень повезло. Чтобы никуда отсюда не улететь, нужно просто до шести утра пьянствовать в «Трубе», потом перейти в «Мюнхенский дворик» по соседству, позавтракать и выпить пива, а в девять прийти в авиакомпанию «Сибирь» - тоже на Фрунзе – и за 560 рублей никуда не полететь – перебить дату». Вот такие у нас друзья.

Если бы поступило предложение, например, от господа бога, - абсолютно любой музыкант из ныне живущих или уже покойных может дать один концерт в «Трубе».

Но это несбыточное…

Знаете ли, от таких предложений не отказываются.

Тогда это, естественно, должен быть трубач. Наверное, все-таки Майлз Дэвис.


Елена Полякова, специально для НГС.РЕЛАКС

Фото Евгении Брыковой


читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?