«Проклятие 2» - японская кухня кошмаров (продолжение)

Такаши Шимицу снял один и тот же фильм шесть раз подряд и не собирается останавливаться

В новом «Проклятии» предлагается уже знакомое меню японской кухни кошмаров. Мутные воды, телефонные звонки, медленно, с отвратительным хрипом-скрипом ползущие прямо на зрителя мертвые девочки, завернутые в пластиковые пакеты, с переломанными костями и завешенными волосами – до самого страшного момента – лицом… Первый просмотр японского «ужастика» обычно становится настоящим шоком. В этих фильмах много непонятного для европейского зрителя – и в результате они воспринимаются как прорыв иррационального ужаса откуда-то из параллельной реальности.

В 2000 году Такаши Шимицу снял чуть ли не любительский «Ju-on», неожиданно заинтересовавший кинобоссов и публику. В том же году появился сиквел - «Ju-on 2». В 2003 году вышли уже серьезные по бюджету римейки - «Ju-on: The Grudge» и «Ju-on: The Grudge 2», а на 2007 год планируется «Ju-on: The Grudge 3». В 2004 году Шимицу снял американизированную версию «The Grudge» с Сарой Мишель Геллар (римейк «Ju-on: The Grudge» 2003 года).

Американизация, как ни странно, скорее, усугубила «японскость» предыдущего фильма - «The Grudge». Между изощренно-непонятным ужасом и зрителем появились посредники – гости страны восходящего солнца, персонажи, с которыми неяпонский зритель может себя отождествить. Они, как и зритель, оказались в чужой параллельной реальности. Они испытывают идеально соответствующие общему настроению фильма растерянность, беспокойство и одиночество человека, изолированного от окружающих языковым и культурным барьером. Этот человек и еды себе не может купить, потому что даже примерно не представляет, что находится внутри упаковок с иероглифами.

Здесь все странно, все не так, как у нас. Здесь из стен растут черные волосы, а в шкафу обнаруживается мертвый ребенок, который громко мяукает, широко раскрывая рот. Наверное, здесь просто так принято. Вы вошли в проклятый дом и теперь неизбежно умрете? Печально, но не слишком удивительно, – в путеводителях же пишут, что надо ознакомиться с нравами и обычаями страны, в которую едете. Читайте внимательнее.

Новый фильм «The Grudge 2» – продолжение «The Grudge», но вовсе не римейк «Ju-on: The Grudge 2». Американцев, приехавших в Токио, опять настигло местное проклятие. Предупреждение для поклонников Сары Мишель Геллар: здесь Сары совсем немного. Удивительно, что ее героиня вообще столько протянула после того, что с ней приключилось «в предыдущих сериях».

Почти исчез и мотив растерянности американца, которого занесло в Японию, – от этого фильм сильно проиграл. Например, Обри, которая вообще не любит путешествовать, перемещается и общается так уверенно, как будто и не покидала родную Калифорнию. Надо выяснить кое-что у старой колдуньи, всю жизнь прожившей в глухой японской деревне, – так Обри едет и выясняет. Интересно, на каком языке они общаются? На эсперанто?

Мировая копилка ужасов все время пополняется экзотическими сувенирами. Когда-то – при посредничестве литераторов – на экран пригласили восточноевропейских вампиров. Кто теперь помнит о происхождении голливудских кровососов? Они давно получили грин-карту и говорят по-английски без венгерского или румынского акцента. А еще – они стали привычными, чересчур растиражированными – и перестали вызывать страх. Мертвым японским злючкам стоит над этим задуматься.

Кстати, лично я ничего страшнее «Ju-on: The Grudge» не видела. Пожалуй, именно с него, а не с нового фильма, стоит начинать знакомство с фирменным проклятием Шимицу. Иначе можно постепенно приучить себя к происходящему на экране «разбавленной» версией – и лишиться шанса испытать дикий и неприличный для взрослого человека ужас. Именно «разбавленной» - Шимицу как будто снова и снова заливает одну и ту же заварку кипятком. Да, японский чай можно заваривать много раз, но когда-нибудь он утратит вкус и запах. Так и саспенс «Проклятия» начинает потихоньку выветриваться. Это оценка на уровне ощущений, температура холодка, ползущего по спине, - потому что никаких особенных изменений с «Проклятием» не произошло.

… Мы посмотрели «Звонок» и его продолжения – и остались живы, когда видеокассета кончилась. Мы уже привыкли к японским привидениям, которые смотрят на нас с рекламных щитов. Они стали частью кинематографического фаст-фуда, в котором зритель знает, чего ожидать, и его ожидания никогда не обманываются.


Елена Полякова, специально для НГС.РЕЛАКС


читайте также




  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?