АукцЫон — как видится, так и слышится

Культовая питерская рок-команда доехала до Новосибирска

К их приезду Новосибирск готовился с лета, но нацеленный на август концерт «Аукцыона» был отложен до октября по вполне уважительной причине: впервые с 1995 года группа собралась в студии для записи альбома. Причем, помимо полного состава «Аукцыона», к новой пластинке причастны широко известные в узких фри-джазовых кругах Фрэнк Лондон, Марк Рибо и Джон Медески — серьезные, великие и, по словам Олега Гаркуши, безумно профессиональные люди.

Сведением «американской» пластинки (записывалась группа в Штатах — поближе к «соучастникам») лидер группы Леонид Федоров займется не раньше декабря, но кое-что из нового можно было услышать уже в «Рок-Сити». Например, первую, похожую поначалу на настройку-интро, нервно перерастающую в психоделику композицию «Волосы белые, волосы черные». Может быть, блондин-с-черными-висками Гаркуша пел о себе, а может, и нет — его, в традиционной белой рубахе со стильным оранжевым галстуком, бешено трясущего в руке маракасину-баночку из-под пива, да и самого трясущегося не хуже баночки, вряд ли волновали такие мелочи.

Олег Гаркуша, фронтмен «Аукцыона» (на сайте группы в графе «инструменты» значится: «все, что может прийти вам в голову»): «На сцене стараюсь держать марку, в грязь лицом не ударить. Хотя с годами тяжело уже кататься.

Если лет двадцать назад — хоть сто тысяч городов подряд, то сейчас даже два концерта физически довольно сильно утомляют. Я больше сольно выступаю: творческие вечера с чтением стихов и ответами на вопросы публики. Иногда ко мне присоединяется саксофонист Сергей Летов, старший брат Егора Летова, и Миша Колосовский, наш тубист — они играют, что хотят, а я читаю, что хочу, — импровизация такая. Гораздо больше люблю валяться на диване, смотреть телевизор и ничего не делать. Помимо этого, конечно, какие-то проекты, игра в театре, съемки в кино, проведение музыкального фестиваля «Окна открой» — вот уже в шестой раз провели. Создание культурного центра, над которым мы сейчас работаем: с клубом, с репетиционными помещениями, с музеем рок-н-ролла. В Томске уже мою куклу готовят в подарок, БГ и Шевчука тоже делают, еще кого-то. Из того, чем еще не занимался, кино хотелось бы снять. Свое, как режиссер. Экранизировать книжку воспоминаний. Безумная мысль пригласить девятнадцатилетнего сына сыграть меня в юности».

Вряд ли найдется кто-то, ни разу не слышавший строк: «Я сам себе и небо, и Луна, голая, довольная Луна» — из разных уголков клуба пели, кричали, требовали любимую «Дорогу», но музыканты не поддавались.

Зато исполнили очень редкую для концертов «Внутри собаки», причем так, как и предположить было сложно. От веселой мелодии остался немного загробный блюз, перерастающий в совершенно потусторонний, «внутрисобачный» шум. Неожиданная и непредсказуемая версия, новый «Аукцыон» сводит с ума не только зрителей-слушателей, но и самих музыкантов: Леня Федоров трясется в унисон с Гаркушей, творит со своим Фендером что-то невыносимое для струн — и они рвутся, поет куда-то в пол, для верности согнувшись до колен, и при этом успевает подыгрывать на клавишах, оставленных Димой Озерским, ушедшим на другую сторону сцены осваивать трубу.

Хоровое исполнение клубом: «то ли солнце мне не светит, то ли дети, то ли не дает», «солнце ночь проводит там, где месяц бродит» — и группа исчезает в гримерке. Стройное «Ле-ня-Ле-ня» перерастает в «А-ук-цы-он» и заслуженные бисы.

Больше тысячи человек в «Рок-Сити» — от минимально допустимых восемнадцати (и младше) до сорока-пятидесятилетних поклонников — «Аукцыон» убедительно доказывает, что эстетская, абсолютно неформатная и мало с чем сравнимая музыка, сдобренная непонятными стихами, без малейшего упоминания на радио и ТВ, имеет огромный успех уже более 20 лет.


Артем Лоскутов, специально для НГС.РЕЛАКС



читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?