[Книги по пятницам] «Золото бунта» А. Иванова – русский «Властелин колец»

Вот ведь какая забавная параллель: пермский писатель Алексей Иванов и режиссер нашумевшего «Властелина Колец» новозеландец Питер Джексон. Оба провинциалы, оба подвизались на ниве фэнтази, оба достигли небывалого коммерческого успеха. Если Джексон начинал с малобюджетных трэш-ужастиков, где кровища извергалась на зрителя рекой томатного сока, то Иванов дебютировал отъявленным трэшем фантастическим. Джексон стал звездой № 1 в Голливуде. Алексей Иванов стал писателем № 1 в России. Иванова называют «золотовалютными резервами русской литературы», «лучшим писателем России 21 века», «изощренным стилистом», «наследником традиций великой русской литературы». По мотивам его романа «Золото бунта» будет снят 8-серийный сериал.

Первый роман Иванова изобиловал пассажами, вроде таких: «Навк обнял Дождилику и прижал ее к себе, стоя посреди рубки на последнем островке. Когда черное щупальце, как кобра, угрюмо полезло на него, он поднял руку и без сожаления разбил о его рыльце чудесный цветок Вольтана». В «Золоте бунта» нет места черным щупальцам и рыльцам, однако есть кое-что поужаснее. Все 700 страниц романа, действие которого развивается во времена Пугачевского бунта, написан на пермском жаргоне сплавщиков и бурлаков 18 века.

Первые 50 страниц читатель судорожно пытается разобраться в происходящем – от «штуцеров», «шитиков», «межеумков», «огрудков», «потесей», «ваг» начинается головокружение и легкая тошнота. Однако вскоре понимаешь, что все это языковое благолепие – лишь необходимый антураж для русской версии «Конана-Варвара». И не просто «Конана-Варвара», а «Конана-Варвара» метафизического, со всем букетом из проклятых вопросов, извечно волновавших русских писателей.

Сермяга романа такова. Осташа Переход, ражий детина и матерый сплавщик, пытается найти золото Пугачева, не знамо где спрятанное Переходовым папашей, погибшим при невыясненных обстоятельствах. Со всех сторон Осташу окружают враги – злобные, грязные и страшные, как и сам Осташа. В потаенных и дремучих страшных коми-пермяцких лесах тучами бродят разбойники, еретики, сумасшедшие, а также соблазнительные вогулки, совокупляющиеся с деревянными идолами. Осташа прет напролом, насилует девок и размышляет о Господе.

Поразмышлять о душе, государственности и особенностях русского национального пейзажа предлагается и читателю. А чтобы не заскучать, в его распоряжении есть лайт-порно с участием обладательниц грудей, «похожих на пушечные ядра», и задов, «похожих на сросшуюся репку», а также весьма динамичная поножовщина.

Алексей Иванов
«Золото бунта» – в русской литературе явление действительно уникальное. И дело здесь не только в том, что автор покопался в архивах и от корки до корки изучил диалектные словари. Если сравнивать эпопею о злосчастном сплавщике с другими романами в жанре фэнтази, то в голову приходит не «Волкодав» Марии Семеновой (самый успешный русский образец), а действительно «Властелин Колец» Толкиена.

За оберткой мужицковатого, по-голливудски авантюрного романа, в «Золоте бунта» скрывается болезненная, едва ли не психоаналитическая история русской души, травмированной с древнейших времен и до наших дней.

Фродо, герой Толкиена – безобидный бюргер, психически уравновешенный и благополучный. Осташа, герой Иванова – злобный люмпен – глубоко несчастен. Его отца (а также отца отца, и наверняка – отца отца отца) постигла лютая смерть. Невесту изнасиловали и растерзали. Пожалуй, в этом и кроется главное различие русской и английской фэнтази.

P.S.: Из интервью

Алексей Иванов: «Экшн и драйв мне нужны просто для того, чтобы роман было интересно читать. Есть, конечно, риск, что за картинкой читатель не разглядит смысла, что напором сюжета читателю снесет башню – и привет. Не случайны многочисленные упреки в голливудстве. Но кто бы тогда взял читать увесистую и дорогую книгу, если бы на обложке было написано: «Автор романа исследует взаимоотношения и общественное значение староверческих течений на промышленных объектах Урала и вводит в оборот версию о возможности гипотетического восьмого церковного таинства на основе обрядовых практик коренного инородческого населения». Я бы и сам такую книгу выронил из рук прямо в магазине. Мне надо, чтобы в книге была и танковая атака, желательно помассированнее, и чтобы привидения сидели во всех подвалах, желательно завывающие и в цепях».


Владимир Иткин, специально для RELAX’а


Комментариев нет0

Добавить комментарий

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?