Craft: роковые яйца

Закрылся старейший в городе ирландский паб, где девушки бесплатно танцевали на стойке, — на его месте открылось модное заведение, где дают попробовать крафтовое пиво бесплатно и с хрустом закусывают яйцами

Всё когда-то заканчивается — вот и паб Old Irish, с которого, в общем-то, началась современная история новосибирского ресторанного бизнеса, уступил место бару Craft с остромодным «ремесленным» пивом, которое бывает настолько сложным и разнообразным, что для него здесь наняли специального пивного сомелье. Владельцы бара настолько уверены в успехе, что пока игнорируют даже дневных посетителей, которые могли бы приходить сюда обедать. Зато оказавшись в «Крафте» вечером, здесь можно узнать массу интересного — в том числе и о себе самом.

Craft Bar & Kitchen: Красный пр., 37. Часы работы: с воскресенья по четверг — с 12:00 до 0:00, в пятницу и субботу — с 12:00 до 2:00.

Ирландский паб на первом этаже жилого дома (который в будущем расселят, надстроят и превратят в комплекс Stone House) на Красном проспекте появился в 1997 году усилиями предпринимателей Олега Вебера и Станислава Ложкина, до этого более известных в Новосибирске преимущественно своими магазинами одежды. Поначалу это был совсем маленький бар с парой столов и длинной стойкой. В Ирландии или Великобритании в такие пабы ходят жители окрестного квартала. Для Новосибирска, однако, «Пивная кружка» (Beer Mug — именно такое было у бара официальное название) стала поворотным моментом. Это было первое в Новосибирске «настоящее» место, ничем внешне не отличавшееся от того, что тогдашняя новосибирская элита успела посмотреть в Европе (хотя бы по телевизору).

У бара был такой феноменальный успех, какой может случиться еще раз разве что если на площади Ленина приземлится фургон с межгалактическим фастфудом с Тау Кита. Вечерами порой большой удачей было, если вы могли просто войти в бар и суметь заказать пиво — из-за наплыва публики. Потом хозяева паба выкупили весь дом и расширили «Айриш» (как его нарекла народная молва) раз в десять. Бар зажил полнокровной жизнью с живой музыкой и шумными праздниками.

Случалось, особенно разошедшиеся посетительницы совершенно безвозмездно плясали на барной стойке не хуже, чем во всяких там американских «Уродливых койотах».

Успех первого ирландского бара поднял несколько волн ирландских пабов, которые накатывают на Новосибирск до сих пор. В результате Old Irish (как он стал, в конце концов, называться уже официально) потерял какую бы то ни было уникальность. А собственный характер, неповторимую атмосферу в нем создавать было некому — для владельцев это был один из многих проектов, а бармены с менеджерами приходили и уходили. В итоге смена управленческой команды в головной компании «Конквест» привела к тому, что все заведения комплекса Stone House, где живет бар, радикально сменили концепцию, а «Старого ирландца» было решено поменять на что-то принципиально иное. Решение выглядит одновременно смелым (никаких ведь скидок и печенек от пивных гигантов теперь бару не дождаться) и несколько конъюнктурным.

Но если мода на крафтовое пиво дошла до Новосибирска, то должен же быть у этой моды какой-то флагманский бар — каким для ирландских пабов когда-то был «Олд Айриш».

Интерьер «Крафта» ничем не напоминает «Айриш» — даже вход в бар сделали отдельным: теперь туда можно попасть сразу с Красного проспекта (точнее с летней веранды). Потолок и верхняя часть стен разрисованы под упаковочную бумагу, мебель — вся как на подбор настолько показно деревянная, что хочется отломать у стула ножки и растопить ими камин (по счастью, отсутствующий). За барной зоной появился белый кафель, а место пивных стоек заняли торчащие из стены краны. Особенно «крафтовым» получился мужской туалет, где стены необыкновенно натурально имитируют ремонт в полном разгаре (когда старую плитку уже отодрали, а новую пока не поклеили).

Крафтовым (то есть «ремесленным», «кустарным»), напомним, называется пиво, сваренное небольшими партиями с большим вниманием к составу и качеству. С крафтом в «Крафте» все хорошо — позиций на розлив, может, и не очень много, но желающим всегда готовы открыть какую-нибудь хитрую бутылочку.

Особенно подкупает заведенная здесь практика давать пробовать незнакомое посетителю пиво, наливая его в небольшие стаканчики.

Это совсем не лишнее, поскольку необычные вкусы, ароматы, характер горечи и т.д. — родовая особенность крафта. Именно этим он и подкупает своих фанатов, готовых часами обсуждать, какие сорта хмеля, солода и какие штаммы дрожжей использовались в конкретной варке. Стандартные порции (0,3 л) в баре наливают, кстати, в по-винному тонкие бокалы, как бы намекая этим, что заведение — не для недалеких любителей просто бухнуть. Стоит «ремесленное» пиво тоже солидно: 180 руб. за 0,3 л за российское и 320–350 — за импортное. Ну а что — это вам не хайнекен новосибирского разлива.

Из того, что в баре продают на розлив, лично мне больше всего понравился американский IPA от Jaws (Свердловская область) с его богатым фруктово-еловым букетом. Но самое сильное впечатление — это Dorma от Brew Dog (Великобритания): пиво делается на основе целого набора разных солодов и того самого вереска, рецепт напитка из которого пытался выпытать шотландский король в стихотворении Стивенсона. Портер довольно крепкий — 7,4 %,

от него пахнет каким-то лугом после дождя, а во вкусе чувствуется вкрадчивый мед.

Понятно, что, затеяв такое креативное заведение, владельцы не могли обойтись простыми стейками с колбасой. Шефу «Конквеста» Руслану Коробову пришлось поломать голову, чтобы придумать меню, которое было бы достаточно изящным и одновременно хорошо шло с пивом. В результате в карте появились странные позиции вроде обжаренного в панировке зельца (родня холодцу) из утки (из утки, Руслан!) за 275 руб. и бургера со свиной рулькой (295 руб.). И то и другое выглядит как кулинарный анекдот для понимающих, который обязательно хочется попробовать один раз, но не более того.

Самым интересным из попробованного мне лично показалось «шотландское яйцо» — такой кельтский аналог котлеты по-киевски, где внутри мясной оболочки, обжаренной в кляре, — натурально куриное яйцо, да еще с жидким желтком.

Желток вытекает при разрезании, превращаясь в дополнительный соус. Для пущего эффекта к яйцу добавлено пюре из зеленого горошка — свежее, как утренний ветерок с тучных полей, который щекочет усы потомственного тракториста.

В общем, можно точно сказать одно — еда в «Крафте» не скучная, пусть даже вы не готовы заказывать все это регулярно. Даже банальные бутерброды, после того как их назвали по-датски сморебродами (95–135 руб.), обретают какое-то нездешнее, нордическое очарование.

Днем в «Крафте» бывает совершенно пусто, что неудивительно — бизнес-ланча тут пока нет, а основное меню, в общем, не очень подходит для повседневных обедов. Зато вечером сюда уже мало-помалу начали стекаться поклонники крафта и просто любители пробовать что-то новое и интересное. И когда город за окнами начинает постепенно погружаться в темноту, а из бокала пахнет то тропическими фруктами вперемешку с елками, то просмоленным портовым духом Амстердама, кажется, что еще одна порция может унести вас куда-то далеко, где кричат чайки и в вересковых полях ходят «малютки медовары» из племени пиктов. Главное, только резко не вставать — вкусное пиво (портер «Меланхолия», например, с 13 % алкоголя) может быть коварным.


Стас Соколов
Фото автора (1–5)

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама

Опрос

Вы ходите в театр?