«Сумерки»: беременная кровососом

В финальной части киносаги о вампирах героиня рожает неведомую зверушку

Вслед за «Гарри Поттером» на склад истории отправляется еще одна любимая сказка поколения — «Сумерки». Романтическая девическая услада на бумаге — серия бестселлеров Стефани Майер — уже закончилась. А теперь на экраны вышла первая часть экранизации последнего из четырех романов — «Сумерки. Рассвет». Как отутюженным отличницам свойственно на первом курсе пускаться во все тяжкие, так в финале целомудренных «Сумерек» замелькали взрослые темы: жесткий секс до синяков, аборт, роды с осложнениями. Детским сериалам вообще свойственно взрослеть к финалу. Есть подозрение, что дело не только в том, что аудитория подрастает, но и в том, что растут писательские амбиции авторов, уже оседлавших рыночного быка и желающих попробовать себя в более изощренной литературе.

Справка: «Сумерки. Сага. Рассвет. Часть 1» (The Twilight Saga: Breaking Dawn — Part 1; США, 2011) — фэнтeзи, мелодрама. Экранизация бестселлера Стефани Майер. Героиня выходит замуж за своего мертвого возлюбленного и оказывается беременной получеловеком-полувампиром, — беременность угрожает ее жизни. Режиссер — Билл Кондон («Боги и монстры», «Девушки мечты»). В ролях — Роберт Паттинсон, Кристен Стюарт. Бюджет — 127 млн долларов. 135 мин.

Итак, три фильма назад провинциальная школьница Белла влюбилась в одноклассника, который оказался вампиром нового поколения. Специфика обновленных кровососущих такова: они не кусают прочих граждан США, не спят в гробах, не испепеляются солнцем (неясно, почему их вообще надо считать вампирами). Под гладкой личиной мальчика с обложки (вечный юноша Эдвард слоняется по земле уже целое столетие) скрывался умудренный, покряхтывающий пенсионер, по-старинному галантный и обходительный.

В течение шести часов общего хронометража трех фильмов Белла и пожилой упырь умильно обменивались обетами любить друг друга вечно (но плотски — только после свадьбы). На заднем плане вызывающе поигрывал мускулами воздыхатель Беллы Джейкоб — тоже парень со странностями (он оборотень).

Ровно три фильма вся троица томилась, как щи в русской печи, источая аромат, который для непосвященных отдавал постной вареной капустой, а для посвященных — райским блаженством.

Зрительницы по всему миру ахали, стонали и смущенно хихикали. Потому что «Сумерки» — чистый аналог порно для романтических душ, с детальным обнажением и разглядыванием высокодуховности. Как и полагается порно, сюжет, диалоги и прочие художественные достоинства неважны. Важно само смакование акта романтики: например, герой с нечеловеческой выносливостью полчаса растолковывает героине, что она — самая красивая, а он будет заботиться о ней вечно.

Новый фильм начинается со свадьбы Беллы и Эдварда. Брачные удовольствия на экране автор «Сумерек» Стефани Майер решила продлить насколько можно.

И настояла на том, чтобы экранизацию последнего романа «Рассвет» разделили на два фильма (как это сделали с «Гарри Поттером»). Учитывая, что в предыдущих трех фильмах вообще мало что происходило, потенциальная перспектива сбросить скорость вдвое заранее вгоняла в уныние мужей и любовников поклонниц «Сумерек», кинокритиков и прочих людей, которых в кинотеатры ведет чувство долга. Опасения оправдались: первую четверть фильма тянется свадьба. Главная сюжетная интрига, кульминация, пик эмоций — Белле жмут туфли.

За свадьбой следует медовый месяц в бунгало на тропическом острове.

От заката до рассвета Белла и Эдвард предаются игре в шахматы. Дело в том, что во время столь долгожданной первой брачной ночи вампир от нечеловеческой страсти сгрыз всю мебель в спальне. И, как рачительный домохозяин, вероятно, решил, что секс с такими затратами себя не оправдывает и вообще дело опасное. Белла осваивает эротическое белье и стойку «бедро вперед, взгляд игривый», Эдвард от греха подальше тут же набрасывает на нее, как на клетку с докучливым попугаем, клетчатый плед.

Через неделю оказывается, что и от шахмат можно забеременеть.

И тут начинается вторая и главная половина фильма — в жанре, который критики некогда придумали специально для фильма «Ребенок Розмари»: «гинекологический триллер». Белла чахнет от сверхъестественного токсикоза на глазах, а домочадцы шепчутся у нее за спиной, ожидая появления на свет невиданной зверушки.

Для «Саги» это воистину новаторский фильм. Нет, он по-прежнему тягуч и постороннему человеку причиняет мук немногим меньше, чем роды. Но глянец и слащавость отныне приправляются натуралистичной физиологией — черные круги под глазами страдающей Беллы признал бы убедительными сам доктор Хаус. Прославленного парада немотивированно голых мужских торсов из предыдущих частей тут толком не будет — из уважения к материнству персонажи пытаются одеться прилично. Но главное новшество «Сумерек» относится к делу сексуального воспитания. К обычному перечню гигиенических правил, которые до сведения девочек-подростков доводят мамы, гинекологи и журналы, добавлено новое, изощренно предупредительное: даже если ваш партнер уже сто лет как мертв, это не значит, что вы не можете забеременеть.


Елена Полякова
Кадры из фильма — kinopoisk.ru


читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама