«Мушкетеры»: миледи Мила

В новой экранизации Дюма летают дирижабли, а Йовович дерется на шпагах в одних чулках

На экраны шумно вышел сто двенадцатый — или что-то около того — фильм о трех мушкетерах. Хотя среди ста одиннадцати предшественников, вероятно, и так найдется кино на любой вкус: драматическое британское, комическое французское или эрегированное немецкое. Хотите — Депардье, хотите — Бельмондо, хотите — Боярский в шляпе, хотите — мультики. Новый фильм вышел бесстыжим, как пьяный гвардеец, однако корреспондент НГС.РЕЛАКС не устояла перед его обаянием.

Справка: «Мушкетеры» (The Three Musketeers; США, 2011) — приключенческое кино по мотивам романа Дюма (молодой провинциал в Париже XVII века попадает в компанию мушкетеров, все вместе они противостоят интригам кардинала Ришелье и злодейки-миледи) с элементами фантастики. В ролях — Мила Йовович, Логан Лерман, Орландо Блум, Кристоф Вальц. Режиссер Пол У.С. Андерсон («Обитель зла»). 111 мин. Бюджет — 100 млн долларов.

Уже пролог фильма ясно дает понять книголюбам, что они могут покинуть зал, пока не поздно, — в прологе три мушкетера и примкнувшая к ним миледи воруют из напичканного ловушками в стиле Индианы Джонса венецианского дворца чертежи Леонардо да Винчи. Впрочем, за прологом следует завязка, вполне соответствующая роману. Амбициозная деревенщина, недоросль по имени д'Артаньян прибывает на хромой лошади в город мечты Париж.

И в первый же день ухитряется нажить себе армию врагов и назначить три дуэли в одном месте — соответственно трем мушкетерам: разочарованному в жизни Атосу, веселому пьянице Портосу и набожному красавчику Арамису. Это, разумеется, начало прекрасной дружбы.

Только что образовавшийся убойный квартет должен распутать (или, на худой конец, разрубить) государственную интригу. В интриге участвуют кардинал Ришелье, управляющий страной (пока инфантильный хипстер-король фигачит луки), и миледи — двойная шпионка, шустро работающая и на кардинала, и на британскую корону.

Суть интриги — украсть ожерелье королевы и подбросить его герцогу Бэкингему, как доказательство его связи с супругой короля. От возмущения должна начаться война Англии и Франции. «И тогда стране потребуется сильный лидер!» — потирает холодные руки кардинал. Мушкетерам до политики дела нет («Будущее Франции или женщина? — поучают они д'Артаньяна. — Женщина! Франция никуда не денется»).

Но дело как раз в том, что д'Артаньян успел влюбиться в фрейлину королевы, умоляющую спасти госпожу. Украденные подвески нужно вернуть из самой Англии до вечера. Потому что вечером будет бал, и если королева появится на нем без подвесок — это будет доказательством того, что она приятно совместила супружескую измену с государственной.

У Дюма в плане сюжетной интриги было немножко не так, но это излишнее замечание, потому что в новом кино куда больше от «Пиратов Карибского моря», чем вообще от какой-либо литературы. Это, как водится, не столько экранизация книги, сколько вдохновение ее кратким содержанием, пересказанным ребенком, выросшим на одних комиксах. Здесь дерутся на шпагах, балансируя на коньке крыши Нотр-Дама.

Мушкетеры дают бой гвардейцам кардинала? Пусть это будет воздушный бой! На оснащенных пушками и пулеметами дирижаблях! В XVII веке их, оказывается, почтительно называли летательными машинами.

Как называли лазерные лучи, которыми оснащены версальские сокровищницы, в то прогрессивное время, из фильма, мы, увы, так и не узнаем. Зато супруга режиссера Мила Йовович, играющая миледи, может прыгать через лазерные лучи, побрыкивая ногами в замедленной съемке, совсем как в «Обители зла».

Как нетрудно догадаться заранее, сюжет тут дырявый и рваный, как подкладка штанов мушкетера-пенсионера. Как это нынче принято, создателям фильма не лень продумать смету на сто миллионов долларов, — но лень хотя бы десять минут подумать над конструкцией дирижабля и прочих орудий, чтобы она не раздражала всех мальчиков старше четырех лет. Как это часто случается, тут совершенно ненужное, исключительно из жадности пририсованное 3D. И, наконец, люди тут — сущие куклы: их не жалко, за них не страшно. Это касается и бравых мушкетеров, и кардинала — каннского лауреата Кристофа Вальца, традиционно великолепного в актах и мелкой, и особо крупной жестокости — но всегда одинаково. Не касается это только Милы Йовович — со времен рождения кино настоящей кинодиве не нужны ни хороший сценарий, ни актерская игра.

Одним словом, формально кино — сплошное бедствие. А на деле — ужасно нахальное, вороватое (в смысле чужих придумок), пьяно разболтанное — и лихо, по-детски обаятельное.

Тут и миледи, скидывающая кринолин и бегущая драться и шпионить в одних чулочках. И украшенные резными носовыми фигурами, как пиратские корабли, скрипучие дирижабли над старинным Парижем. И заварушки в самом Париже — розовато-сером, словно пахнущем свежим клеем и картоном наивной игрушки «склей сам» — чуть ли ни новогодней елкой. Строго говоря, весь этот утренник непослушания, вероятно, не очень-то и глупее советской музкомедии с Боярским. Но той — ради ностальгии по детству — всё простят, — а вот режиссера новомушкетерской камарильи, посвятившего жизнь «Обители зла», щадить вроде бы и не за что.


Елена Полякова
Кадры из фильма — kinopoisk.ru

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама