«Вдребезги»: сунь пальчик в розетку

Русская черная комедия о юных маньячках, веселом педофиле и мертвом велосипедисте

Брызжа кровью и битым стеклом, в прокат въехала черная комедия «Вдребезги» режиссера-вундеркинда Романа Каримова («Неадекватные люди»). Очень актуальное кино: тут есть и обнаглевший педофил, и милиционер, самодовольно фотографирующийся на мобильник с трофеем — застреленным подозреваемым. «Вдребезги» — еще и первый российский фильм, премьера которого одновременно с первыми показами в кинотеатрах прошла и в интернете — в виде бесплатной онлайн-трансляции. Довольно любопытный эксперимент, больше привычный для музыкального бизнеса, чем для кино. Правда, эксперимент оказался в этом консервированном Тарантино, сваренным а-ля рюсс, самым свежим ингредиентом.

Справка: «Вдребезги» (Россия, 2011) — черная комедия из трех новелл: о педофиле и девочках-маньячках, о наказании грубящего всем в эфире диджея, о девушке, которая оставила без присмотра в одном доме мужа, любовника и пистолет. Режиссер — Роман Каримов («Неадекватные люди»). В ролях — Равшана Куркова (сериал «Барвиха»), Ингрид Олеринская («Неадекватные люди»), Артем Ткаченко («Индиго»). Бюджет — 400 тыс. долларов. 99 мин.

Двадцатисемилетний режиссер Роман Каримов, к российскому кинопроизводству ранее не привлекавшийся (но поработавший в рекламе на лондонском ТВ), дебютировал в прошлом году комедией «Неадекватные люди». «Неадекватные» были этаким Вуди Алленом для бедных, вынужденным вместо нью-йоркской богемы анализировать нравы курилки за мусоропроводом в типовой девятиэтажке. Узнаваемость типажей (и обшарпанных стен) для современной отечественной комедии, обычно разворачивающейся в глянцевом вакууме, — редкость, и она подкупает. В итоге кино без особой раскрутки имело неплохой для малобюджетной ленты успех. Ну а новая лента Романа Каримова, ожидавшаяся поклонниками «Неадекватных людей» со всяческими авансами, вроде бы принципиально другого жанра — черная комедия с трупами и автокатастрофами. Но на самом деле от дебютных «Неадекватных людей» она ушла совсем недалеко: просто перешагнула грань нервного срыва.

И за этой гранью неадекватные люди стали неадекватными до визга. А терзавшее и героев дебютной ленты Каримова брюзгливое раздражение тупостью мироустройства прорвалось потоком настоящего насилия и жирной кровищи.

Кино состоит из трех новелл. Начинается кино с того, что жирный педофил с лицом-картофелиной, разъезжающий на микроавтобусе с надписью «Веселый сантехник» на боку, берет на борт пару хмурых школьниц, отягощенных философскими исканиями. Миг — и педофил уже, мыча от страха, валяется в салоне со связанными руками и спущенными штанами. А барышни, усадив на переднее сиденье освобожденную от угнетателя резиновую женщину, сбивая разлетающихся как тряпичные куклы велосипедистов, мчатся испытывать судьбу дальше. Это — первая новелла. Во второй новелле скандального радиоведущего выкрадывают в неизвестном направлении. Ему давно угрожали за скотский имидж («Говорите быстрее, бабушка, у меня впереди еще много времени, а у вас — не очень»). А однажды к нему просто подошли в подворотне двое слюнявых и заикающихся и увели под дулом пистолета в такую жуткую Кафку, что и не описать. И, наконец, третья новелла — о скромной барышне, которая пошла за сигаретами, а дома оставила без присмотра мужа, любовника и пистолет.

В финале выжившие персонажи из всех трех новелл соберутся в одном месте, чтобы умереть во имя доказательства известной истины: бог не фраер, он все видит. И смеется последним.

Пойти вразнос «Вдребезги» никак не могут, потому что липнут к зеркалу, ежесекундно сверяя себя со старшими заокеанскими жестокими сестренками: «Тельмой и Луизой», «Прирожденными убийцами», тарантиновским «Доказательством смерти»… Вроде бы это делается не в форме плагиата, а в форме ироничного цитирования, щегольского киноманства. Но это явно устаревшее увеселение: поезд с клонами Тарантино давно ушел. Как и в «Неадекватных людях», диалоги во «Вдребезги» звучат как механически переводные.

Ну а из родной, исконной культуры во «Вдребезги» можно заметить тень городского фольклора (вроде баек про маньяков или детских стишков про палец в розетку): «Одна девочка загадала, чтобы у нее день рождения был каждый день. А через два месяца девочка состарилась и сдохла».

Вольная или невольная удача «Вдребезги» — отдельные ловко подмеченные знаки времени: милиционеры, воспринимающиеся как опасная бессмысленная стихия, флешка и нательный крестик на одной цепочке… Или, скажем, две барышни: одна удивляется, почему нормальному человеку нельзя присесть на скамейку, другая же никак не может понять, чего тут непонятного (сидят на лавках только бомжи и бабки). А главная примета времени и места — движущая сюжетами и «Неадекватных», и «Вдребезги» энергия бесконечного раздражения, которое у нас принято испытывать по поводу, казалось бы, посторонних вещей. Смотрите: вокруг вроде бы вполне адекватные люди, а тем временем большая часть дискуссий в интернете пузырится ненавистью — к женщинам, атеистам, православным, геям, американцам, богатым, нищим, понаехавшим, уехавшим…

«Вдребезги» ощутимо набирается сил к концу. Первая новелла, — происходящая где-то в обожженной солнцем, рассеченной автострадами Внутренней Америке, которая есть в душе каждого киномана, — совсем банальное упражнение в тарантиновской лихости. Третья — уже вполне твердо пляшущий черный фарс. Но в любом случае — чтобы развеселить и растормошить зрителя, разгона не хватает. Трудно придумать, что именно вы пропустите, если не увидите «Вдребезги». Вы все это уже видели — в оригинале.


Елена Полякова
Кадры из фильма — kinopoisk.ru (1, 3, 4), afisha.ru (2)

читайте также

  • В эфире
  • Популярное
Реклама