Дресс-код «халат и тапочки»

К чести застройщика, он возвел на этом месте не напоминающие поставленный на попа склад многоэтажки, облицованные керамогранитом, а современное, хорошо вписанное в существующую застройку здание, мимо которого приятно ходить и в котором, скорее всего, хорошо жить. И вот на первом этаже этого самого «Молочного дома» решил открыть свое первое самостоятельное заведение бывший программист, а ныне предприниматель Андрей Ксенчук. Нужно сказать, что когда люди, далекие от ресторанного бизнеса, решаются вдруг им заняться, то фантазия их нередко уносит в какой-нибудь экзотизм.


«Молоко» в этом смысле выглядит, простите за каламбур, белой вороной, поскольку, когда приходишь туда впервые, вообще трудно понять, чем же таким это заведение отличается от массы небольших кафе, которые открываются в последнее время пачками.  Ну да — уютно, интерьер сделан не так, чтобы попасть в «Инстаграм», а просто чтобы человек чувствовал себя комфортно и глаз ничего не царапало. Зеркало во всю стену, правда, присутствует, как же теперь без него, — не всё же «лепить луки» в туалете.


Основное меню тоже не сулит неожиданностей: много кофейных напитков (с обязательными нынче авторскими добавками), сэндвичи, десерты. Единственной очевидной «фишкой» заведения можно считать разве что «меню дня»: ограниченные наборы блюд (салат, суп, горячее — по 2–3 позиции каждого), которые будут меняться каждый день. Такой вариант бизнес-ланча, но только действующего весь день и составленного из блюд, приготовленных без неизбежных обеденных компромиссов (когда нужно — кровь из носа — уложиться в 200 руб. да еще и заработать). Цены, впрочем, тоже соответствующие: обед из трех блюд стоит здесь под 1000 руб., если не больше.


Примечательно «Молоко», как мне кажется, тем, что оно в принципе стратегически не рассчитано на то, что туда поедет народ специально. Это «кафе у дома», а точнее, в доме. Такое место, куда обитатели «Милк хауса» со временем смогут спускаться буквально в халате и тапочках. Тем более что летом, в хорошую погоду, перед кофейней стоят легкие столики, и здесь можно просто посидеть на свежем воздухе в приятной компании. Причем, в отличии от людной улицы Ленина, здесь и машин немного, и толп прохожих не наблюдается — всё-таки тихий центр.


Подобного рода небольшие, не стремящиеся на оживленные улицы заведения, как мне кажется, вполне себе перспективный тренд. Потому что плотность кафе и баров в наиболее оживленных местах уже такова, что синергия от их совместного существования мягко перетекает во взаимный каннибализм. Именно по этой причине в своё время закрылась «Кофемолка» на Советской, а недавно сеть «Суши-Терра» закрыла свою точку в бизнес-центре «Бутон».


Всё-таки Новосибирск не Москва: людей с лишними деньгами здесь куда меньше, а туристов (по сравнению со столицей) и вовсе почти нет. Да и не всем уже хочется проводить время на этих шумных улицах. Вот и устремились рестораторы в тихий центр, рассчитывая на публику, которая, если и не пришла из соседних домов, то хотя бы хочет чувствовать себя максимально по-домашнему.


«Молоко», разумеется, не первое такое «домашнее кафе». Неподалёку, на Советской, с начала года работает «Мамин Сибиряк». К здешним кухонным экспериментами могут быть вопросы, но дух тихого центра тут чувствуется сразу. Расположенный в соседнем квартале винный бар Pardon my French, конечно, претендует на более разборчивую публику (сюда имеет смысл ехать специально), но и он позволяет почувствовать себя частью чего-то маленького и особенного, а не шумящей улицы. 

Дресс-код «халат и тапочки»

Ну и, конечно, нельзя здесь не упомянуть The Chops — бар, который еще придется поискать, но на закрытой от посторонних глаз летней площадке которого теперь бывает некуда упасть яблоку. 


Люди (не все, но уже многие) наелись публичности и широко популярных мест. Им хочется ходить туда, где «все свои», где половину посетителей знаешь если не по имени, то хотя бы в лицо. А возникнуть таким барам и кофейням «для своих» проще всего именно в не особо проходных местах. Там, кстати, и арендные ставки пониже, что позволяет ресторатору не пытаться понравиться каждому прохожему, а создавать какой-то свой мир.