Future Shorts: покемоны-любовники и беременная фекалия

Фестиваль короткометражек Future Shorts остается верен себе: черный юмор, абсурд за гранью фола и гэги про «тантрическое самоубийство» гармонично уживаются с романтическими историями о дротиках любви.

Еще лет 5 назад фестивали короткометражного кино для нашего города были настолько редки и необычны, что неизменно собирали полные залы, даже на полу народ присаживался. Теперь же, благодаря «Победе», сделавшей такие смотры делом регулярным и даже заурядным, публика как-то пообвыклась и, кажется, немного охладела к короткому метру. По крайней мере, на восьмичасовом сеансе зимней программы Future Shorts небольшой зал «Победы» был едва ли заполнен наполовину. Кто не в курсе, Future Shorts — крупнейший в мире фестиваль, регулярно демонстрирующий лучшие образцы короткого метра, включая победителей международных фестивалей. Если не ошибаюсь, одноименный лейбл как-то устраивал даже фестивали короткометражек, снятых на мобильные телефоны. Смотр достаточно экстравагантный, порой скандальный, часто отличающийся жестокими, даже садистскими гэгами и вообще черным юмором. На сей раз в программу вошли 6 фильмов.

Уж не знаю, за что «Олень Иглман» британца Майкла Плиза получил главный приз BAFTA, но 9-минутная анимация, созданная с помощью поролона и бумаги в технике стоп-моушн, выглядит весьма занудной, путаной экзистенциальной трагедией из жизни немного тронутого умом энтомолога, который в весьма странной манере общается с рогатым жуком и пытается вернуть время вспять, но превращается лишь в неодушевленный предмет посреди полной страха и одиночества белой пустыни.

Весьма трогательным и оригинальным фильмом мне показался «Бог любви» американца Люка Матени, получившего за него «Оскар» в номинации «короткий метр». Думаю, фильм, снятый немного в старомодной манере, особо придется по вкусу любителям философско-поэтичного кино в духе «Неба над Берлином» Вендерса. Кучерявый молодой человек довольно увеселительной внешности в исполнении самого же Матени влюблен в девушку, которая играет в его джаз-бэнде, но та смотрит на него с брезгливостью, при этом домогаясь его лучшего друга, который вообще на нее не смотрит. Вдруг героя Матени, случайно нашедшего коробку с дротиками любви, которые можно, словно стрелы амура, метать в людей, озаряет мысль: он сам — Бог любви. Дротики летят во всех, включая мусульманку в хиджабе и проходящего мимо юношу.

Конечно, бомбой фестиваля я бы назвала «Внешний мир» Дэвида О'Рэйли — совершенно безбашенная, абсурдная, маразматическая, полная трэша и сюра анимация, безжалостно и беспощадно стебущаяся над современным обществом. Нарочито неказисто снятая, то в стиле старенькой компьютерной игры, то в стиле примитивного комикса, это история о том, как современный человек давно перешел рамки дозволенного, но отлично приспособляется в этом новом пространстве, даже не замечая, что живет среди абсурда и неадеквата. По улицам ходят неведомые уродцы разных видов и производят какие-то действия — куча д…, пытаясь поймать такси, с воплями рожает в переулке другую кучу, восьмибитовые покемоны отчаянно спариваются, попутно выясняя, сколько им лет, в парке папе с сыном сносит голову отлетающим фрисби, а мультяшная печенюшка блюет в метро и принимает пилюли под названием «Вставь себе», после чего бодро принимает душ в одной ванне с истекающей кровью самоубийцей. Отличная постмодернисткая вакханалия, которая, впрочем, в зале вызывала то взрывы дикого хохота, то стоны омерзения, то аплодисменты, то вопли «Слава Богу», когда на экране появилась надпись «The End». В общем, Future Short остается верен себе: все то же безумие, которое столь же смешно, сколько провокативно.


Фото wordpress.com

Мнение автора в разделе «Авторские колонки» может не совпадать с позицией редакции.

Все комментарии Правила комментирования
  • В эфире
  • Популярное
Реклама