Книжные рейтинги Новосибирска: диссиденты и одиночество

Новосибирск близок к тому, чтобы в метро начали читать действительно хорошую литературу, хотя Коэльо так и не тонет.

На днях на глаза попались рейтинги продаж крупных новосибирских книжных магазинов за 2011 год. С одной стороны, совершенно очевидные вещи — народ по-прежнему хочет бросить курить, читая нетленку Аллена Карра, научиться кулинарным изыскам в компании «Казана, мангала…» Ханкишиева и воспарить к вершинам успеха под руководством «Дао жизни» сэнсэя Хакамады, которая теперь еще и снимается в кино. Потребительский цикл прагматика, посещающего книжный магазин, в общем, понятен — все повально сдают на права и покупают сборник экзаменационных билетов, следят за развитием истории с WikiLeaks и скорбят о Стиве Джобсе, подначиваемые расторопными издателями.

Честно говоря, больше всего в этом рейтинге удивило наличие Улицкой — если верить представителям магазина «Капиталъ», ее «Зеленый шатер» возглавляет двадцатку самых продаваемых книг.

Утверждать не берусь, но верится с трудом — что за чудо должно было произойти в наших широтах, чтобы роман о советских диссидентах 50–60-х годов вдруг двинулся по ведомству массовой литературы, прогнав в шею из хит-парадов очевидный ширпотреб. Впрочем, после предыдущего романа Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик», книги довольно специфичной, рефлексирующей на темы философии иудаизма и еврейского самоопределения вообще, но при этом выпущенной тиражом ажно более 400 тысяч экземпляров, как-то даже хочется поверить в то, что в метро у нас теперь читают настоящую литературу.

С искренним изумлением я обнаружила в рейтинге Коэльо с его новой книгой «Валькирии» — какими-то метафизическими перепевами его предыдущих опусов, с трудом отличаемых один от другого. О феномене Коэльо, положа руку на сердце, даже лень рассуждать — его не пинал только ленивый, и мне казалось, что все, даже глянцевые журналы, давным-давно официально признали, что Коэльо — это плохо, а издатели его просто-напросто перестали печатать. Об этом, как мне думалось, свидетельствовали обшарпанные курганы его книжек на безбожных распродажах. Даже стало жаль непрозорливо выброшенной во время переезда книжки «Вероника решает умереть» с автографом автора, который приезжал к нам лет 5-7 назад — пустить бы сейчас с молотка.

Говорит ли о чем-то любопытная триада «Одиночество в сети» Вишневского, «Сто лет одиночества» Маркеса и «Маленький принц» Экзюпери, условно связанная общей темой одиночества и поставившая очередной рекорд продаж? Едва ли. «Сто лет одиночества» — одна из самых востребованных и модных книг из серии «стыдно не прочитать», даже несмотря на то, что права на Маркеса очень дорогие. Так было и так будет. «Маленький принц» — сертифицированный мировой бестселлер на протяжении вот уже многих лет и один из самых популярных детских подарков. А что касается Вишневского… Не думала, что когда-то на белом свете появится что-то хуже Коэльо — но эти явления абсолютно одного порядка. «Одиночество в сети» — классическая слезовыжималка для женского пола, исполненная банальностей, любовных штампов, совершенно чудовищных эротических сцен и просто нищеты литературного языка, что для художественного произведения самое скверное. Думаю, успех поляка Вишневского обусловлен не более, чем темой книги — душераздирающая история о романе по интернету пришлась как нельзя ко двору, ведь все мы в той или иной степени застряли в сети. Это как в послевоенные годы на успех была обречена любая книга о войне, а в начале 90-х с упоением читали любое сомнительное фэнтэзи.


Фото Cтаса Соколова

Мнение автора в разделе «Авторские колонки» может не совпадать с позицией редакции.

Все комментарии Правила комментирования
  • В эфире
  • Популярное
Реклама